randomdestruction:

Я ломал её с момента своего первого появления и до самого конца. Для этого не нужно было затаскивать в постель, мучить котят у неё на глазах или снимать кожу с лучшей подруги. Достаточно было просто быть сильней. Морально —  в первую очередь. Я знал, что никогда до меня у неё не было такой странной связи — когда физически между вами ничего нет, но она чувствует, что принадлежит мне вся без остатка. Я прекрасно знал, что стоило мне сказать: «Иди ко мне» — и она обязательно сделает шаг мне на встречу. Но для этого у меня были другие: глупые, простые и податливые куски пластилина и плоти. Я искренне наслаждался этими недомолвками, недосексом и недосвязью, от которой у нормальных людей давно бы сдали нервы, расплавились к чёртовой матери и превратились в бесполезный кусок непонятной субстанции. Я приручал её постепенно, учил тому, что мне было близко и казалось правильным, и она училась подчиняться мне с полувзгляда, хотя никогда не была покорной или склонной к беспрекословному подчинению. Это было сложно, интересно, забавно и оно того стоило.

Но она сопротивлялась. Изо всех сил. С первого моего появления и до самого конца. Мне приходилось идти на бесчеловечные и жестокие вещи, лишь бы она поняла для себя достаточно простую истину: не надо стараться быть сильней меня — не получится. От этих обоюдных выходок у нас обоих осталось приличное количество шрамов: у меня на теле, а у неё на сердце. Плата за её послушание, которую я внёс практически без сожаления. Боль была ничем по сравнению с возможностью обладать ею.

«Я не буду с тобой» бессчетное количество раз. Даже тогда, когда она уже была со мной. Была моей. Без остатка. Но всё равно эпизодически мелькала эта ублюдочная фраза, выводившая меня из себя настолько, что даже мне становилось немного не по себе в эти моменты. Боюсь представить как было ей. Однако страх не мешал кидать эту фразу с завидным постоянством. Хотя это всего лишь слова.

Мне много раз хотелось ударить её так, чтобы не осталось и мокрого места. Но вместо этого я просто смотрел на неё, не отрываясь так долго, что глаза начинали слезиться, но всё равно не моргал, пока она не опускала взгляда и не признавала своё поражение. Я прекрасно знаю какой у меня взгляд и как люди не любят и не выносят смотреть мне в глаза, но у неё неплохо получалось какое-то время смотреть на меня в ответ без желания сдаться. Она первая посоветовала мне носить темные очки и единственная, кто не получил в ответ язвительного комментария. Я послушал её первый и предпоследний раз в жизни.

Я смотрел на неё и понимал, что никогда и никого в своей жизни я не хотел убить с такой силой как её. Никого. За упрямство, за своеволие, за отвратительно тяжёлый характер и умение говорить мне «нет» хотя бы первые раз пятнадцать. Я никогда не показывал ей этого, обходясь, разве что, ироничными замечаниями и ухмылками, которые она принимала как поощрение. И процентов на пятьдесят делала правильно. На остальные пятьдесят делала всё возможное, чтобы однажды не проснуться.

«Никаких «нас» нет». В каком-то смысле так оно и было. Нас не было в том плане, что каждый жил своей жизнью. И сексуальной в том числе. Мы хотели друг друга, но редко когда поддавались на искушение, ведь проще было выместить похоть на одноразовой связи, чем признать, что тебя тянет к кому-то на постоянной основе. Это слабость. К тому же, ещё одна проверка на прочность. Возможность узнать как далеко мы можем зайти, кто первым сорвётся и выкажет претензию на обладание. До сих пор слабо представляю с помощью каких богов и внутренних ресурсов сумел пережать горло собственнику и ревнивцу. Очевидно, азарт и нежелание проигрывать оказались доминирующими чертами в отношениях с ней, нежели примитивное чувство собственничества. Она была моей, пусть несколько раз за все наши отношения, но я прекрасно знаю, что в эти моменты она полностью принадлежала мне, не имитируя, не представляя никого другого, потому что этим другим мог быть только я.

Она никогда не была моей слабостью. Я не мчался по первому зову разруливать её проблемы, которые она наживала себе без особых трудностей и в геометрической прогрессии (но делал это с завидной регулярностью); никогда не жертвовал своими интересами и планами ради того, чтобы увидеть улыбку на её лице, одобрение или ещё какую хрень. Я любил её спокойно, рационально и сосредоточено. С перерывами на отвращение, ненависть и желание закопать заживо за строптивость. Она не была всем и всем никогда не будет. Всего лишь любовью всей моей жизни, а от любви я умею абстрагироваться как ни от чего другого.

Мы любили друг друга — факт. Но мы никогда друг друга не простим: я её за то, что она всё-таки переиграла меня самым безапелляционным способом — умерев; она меня за всё остальное. И за любовь в том числе.

 

А будешь плохо себя вести, в следующей жизни опять родишься без своей личной усадьбы и крепостных.

— (via goluboglazaya)

А по гороскопу я твой идеал женщины. Так что будь добр, завали ебало.

— (via goluboglazaya)

пройдут дни, месяцы, годы, но вы помните, пожалуйста. все ночи, которые казались вам сладкими и бесконечными, все звезды, что улыбались вам с неба, пока вы мерзли на земле. помните тени и помните темноту, которую нежно раскрашивал в отдельную жизнь шепот ветра. помните смятую постель в свете луны, тихий как на старых фото шум дождя. помните голоса, которые говорили, что любят вас - и ничего на свете не было честнее, чем ваше тело в чьих-то руках. помните, как ощущали себя центром вселенной и звезды падали, падали, и играл коэн на фоне, и вам хотелось остаться в этом моменте, пусть и больно, но вы были живыми, помните это. помните все, что происходит после захода солнца, помните себя постоянно, беспрерывно, помните свои мечты, помните свои горящие глаза,помните стрекот цикад под окном. помните все, что помогало вам дышать полной грудью когда-либо

vikstwix20:

(via jgroup)
 

vikstwix20:

crimson-wing:

nadoli:karyna:

То, что разбито на части — прежней цены не имеет.

 

 

catherinecat:

(via missss)

 

Я никогда ни на кого не сержусь. Ни один человек не может сделать ничего такого, что заслуживало бы такой моей реакции. На людей сердишься, когда чувствуешь, что их поступки важны. Ничего подобного я давно не чувствую.

vikstwix20:

crimson-wing:
(via nadoli)
 
 

alee:

namuyti:darkempress: "если вы были жестоко разбиты, но по-прежнему имеете мужество, чтобы быть нежным к другим, тогда вы заслуживаете любовь глубже, чем сам океан."

 

mariaaa:

(via vavlov)

 

heykaktus:

zlayali: (via kittymeow)  

 

vikstwix20:

(via pop-porno)

 

(via biblcase)

alee:

(via antichrist)